Главная Обратная связь Добавить в закладки Сделать стартовой
Реклама
По вопросам размещения на сайте обращайтесь к администратору. Почта kmednickowa@yandex.ru
Интересные статьи
системы подготовки детей в начальной школеСуществуют две системы подготовки детей в начальной школе: традиционная и развивающая. Внутри каждой есть своя классификация. К традиционной относятся программы: «Начальная школа 21 века», «Школа 2100», «Школа России», «Гармония», «Перспективная начальная школа», «Классическая начальная школа», «Планета знаний», «Перспектива». К развивающим системам отнесём 2 программы: Л.В. Занкова и Д.Б. Эльконина — В.В. Давыдова. Сразу предостережём беспокойных родителей: не стоит «покупаться» на красивое название «развивающая» и отрицать «традиционную» систему. Это всего лишь названия. Многие традиционные системы (например, «Гармония», «Начальная школа ХХ1 века» и «Школа 2100») были в последние годы переработаны так, что в них реализованы идеи развивающего обучения. В одной школе в разных классах могут применяться разные системы. Вне зависимости от системы ученик имеет возможность получить одни и те же знания, предполагаемые государственным стандартом. Задания повышенной трудности, которые ассоциируются только с развивающими системами, есть во всех комплектах, но не являются обязательными для усвоения. Школа России Школа России — это тот комплект, по которому мы все учились. И хотя с 2000 года там произошли серьёзные изменения в плане содержания, цели обучения остались прежними. Комплект «Гармония» Комплект «Гармония» под редакцией Н.Б. Истоминой. Название обусловлено тем, что в этом комплекте всё очень гармонично. Выделены единые цели, задачи для всех учебных предметов, определены приоритетные методы обучения и формы организации учебной деятельности. Эта система соотносится с основными идеями развивающего обучения и в частности с системой Занкова, в которой Наталья Борисовна Истомина сама очень долго работала. Начальная школа ХХI Начальная школа ХХI века под редакцией Н.Ф. Виноградовой. В этом комплекте очень серьёзно рассматривается проблема формирования учебной деятельности младшего школьника, и это единственный комплект, где есть параллельная программа «Учебная деятельность». Эта система также реализует основные идеи системы развивающего обучения. Школа 2100 Школа 2100 под редакцией А.А. Леонтьева. Этот комплект — самый распространённый в городе и области. Учителя начинали работать с этой программой по отдельному предмету «Литературное чтение» примерно 12 лет назад. С каждым годом по этой образовательной программе работает всё больше учителей. В ней хорошо решена проблема преемственности дошкольного образования младших и средних классов. Все учебники до 7 класса получили гриф Министерства образования. Система Занкова Система Занкова делает ставку на самостоятельность учащегося, его творческое постижение материала. Учитель не выдаёт школьникам истины, а заставляет до них «докапываться» самим. Схема здесь обратная традиционной. Сначала даются примеры, а учащиеся сами должны сделать теоретические выводы. Усвоенный материал также закрепляется практическими заданиями. Новые дидактические принципы этой системы — это быстрое освоение материала, высокий уровень трудности, ведущая роль теоретических знаний. Например, школьников уже на первом году обучения знакомят с понятием «Части речи», причём прийти пониманию этих понятий они должны самостоятельно. Постижение понятий должно происходить в понимании системных взаимосвязей. Приведем типичный прием обучения, к которым учителя-занковцы прибегают весьма часто на уроках математики. Задание 1 (на вычисление). Учащимся предлагается самостоятельно решить примеры: 8 – 6, 7 – 6, 8 – 4, 8 – 5, 7 – 4, 6 – 5, 1 + 7, 2 + 4, 3 + 6, 4 + 5. (Задание не должно вызывать затруднений, но ошибки возможны.) После устной проверки следует задание 2. На какие группы можно разделить примеры? Ответы самые разные: на суммы и разности (этот ответ "лежит на поверхности", его найдут наименее слабые дети), по одинаковым уменьшаемым, то есть в первую группу войдут: 8 – 6, 8 – 4, 8 – 5, – во вторую: 7 – 6, 7 – 4, – а в третью все остальные (это уже более сложное умозаключение, его сделают не все, но все услышат). Задание 3. Упорядочить разности, уменьшаемое которых равно 8. Ответы вновь будут разными, некоторые запишут так: 8 – 4, 8 – 5, 8 – 6 (в порядке увеличения вычитаемого), а некоторые по-другому: 8 – 6, 8 – 5, 8 – 4 (в порядке его уменьшения). Но сущность одна. Задание 4. Продолжить ряд примеров. Большинство продолжат этот ряд только "в одну сторону": 8 – 6 = 2, 8 – 5 = 3, 8 – 4 = 4, 8 – 3 = 5, 8 – 2 = 6, 8 – 1 = 7, 8 – 0 = 8. Но некоторые "достроят" его еще одним примером: 8 – 7 = 1. Задание 5. Какую закономерность заметили? То, что значение разности увеличивается на единицу, скажут все. Сложнее сформулировать саму закономерность: значение разности увеличивается на единицу с уменьшением вычитаемого на эту же единицу при условии, что уменьшаемое не изменяется. Как мы заметили, задания варьируются по уровню трудности, которая как бы отражена в самой формулировке заданий, часть которых рассчитана на сильных, а другая – на слабых. Но в результате индивидуального выполнения посильных для всех заданий и коллективного решения наиболее сложных класс придет к открытию и формулировке одной из математических закономерностей. Таким образом, основными типическими педагогическими свойствами методической системы являются процессуальный характер и вариантность, которые, безусловно, находятся в своеобразных связях с многогранностью и коллизиями системы. Система Д. Б. Эльконина - В. В. Давыдова Система Д. Б. Эльконина - В. В. Давыдова подойдет тем, кто хочет развивать в ребенке не столько способность к анализу, сколько умение необычно, глубоко мыслить. В этой системе, правда, может отпугнуть отсутствие отметок. Но специалисты уверяют, что все под контролем: учителя сообщают все нужные рекомендации и пожелания родителям и собирают своего рода портфолио творческих работ учеников. Оно и выполняет роль показателя успеваемости вместо привычного дневника. В системе Эльконина - Давыдова упор делается не на результат - усвоенные знания, а на способы их постижения. Иначе говоря, ученик может чего-то и не помнить, но должен знать, где и как при необходимости восполнить этот пробел. Другая особенность: дети усваивают не только то, что дважды два четыре, но и почему именно четыре, а не семь, восемь, девять или двенадцать. В классе изучаются принципы построения языка, происхождение и строение числа и т. п. Знания правил, основанные на понимании их причин, безусловно, держатся в голове крепче. И все же нужно ли с самых младых ногтей погружать детей в эти дебри, вопрос, пожалуй, спорный. Большой упор авторы системы сделали на командной работе и отработке коммуникативных навыков: дети проводят свои мини-исследования в группах по 5 - 7 человек, а затем под руководством учителя обсуждают результаты и приходят к общему выводу. Но было бы несправедливым сказать, что эти же навыки не отрабатываются при обучении по другим упомянутым системам. Недостаток Общий недостаток систем Занкова и Эльконина - Давыдова: они не получают достойного продолжения на более высоких ступенях школьного образования. И если вы отдадите предпочтение одной из них, будьте готовы, что после начальной школы вашему ребенку все равно придется перестраиваться на традиционное преподавание, а это может на первых порах создать ему проблемы. Кроме того, не стоит ставить только систему обучения в начальных классах во главу угла. Не менее важны материальная база школы, продвинутость педагогов и директора, отзывы родителей учеников: насколько, на их взгляд, комфортно детям учиться, дают ли там твердые знания. В любом случае хороший учитель в хорошей школе научит ребенка всему, чему положено, в то время как у плохого никакая самая передовая программа не спасет. Статья подготовлена по материалам сайтов: Волгоград.ру Система Л.В.Занкова Комплект "Гармония" Психологический центр "Адалин"


1 сентябряНачало своей школьной жизни я почти не помню. Помню багряные георгины на 1 сентября и дефицитный чешский ранец за спиной. Мама подводит меня к шеренге детишек с огромными букетами и говорит, указывая на пожилую женщину в очках: «Это твоя учительница». Все остальное память почти стерла. Что я чувствовала, переступая порог школы, да и осознавала ли вообще, какая теперь предстоит жизнь – не помню. Зато ту самую учительницу, первую, которую мы так любили, запомнила на всю жизнь. В сентябре моя дочь пошла в первый класс. И мне как-то странно думать, что она, как и я, четверть века спустя не будет помнить вот эти самые дни, которые мы с ней проживаем сейчас. Как собираем каждый вечер рюкзак, сверяясь с расписанием уроков. Как старательно выводим в прописях «ы» и «и». Неужели она забудет, как стояла 1 сентября на линейке? Как сидела на второй парте вместе с мальчиком Максимом? Как потеряла пакет со «сменкой», а потом – случайно – его нашла? - Даша, ну что же ты такая растеряша? – спросила я, когда ребенок заявил о потере. И поперхнулась своими же словами. Что я говорю?! Передо мной шестилетняя девочка, маленький ребенок, который в гвалте и неразберихе школьной раздевалки должен снять и повесить на крючочек курточку, снять шапочку и шарфик, положить их в один пакетик, сапожки (чтобы не пачкать) – в другой пакетик, и желательно не в тот, где только что лежали туфельки (третий пакетик). И все это повесить на курточку. А шкафчиков, как в детском саду, нет. И родителей утром в школу не пускают – остается надеяться только на помощь учительницы, у которой еще двадцать таких же невыспавшихся растеряш... - Даша, что тебе в школе трудно? - По школе ходить. Там дети несутся, как паровозы, врезаться могут. Но ничего, мам, не волнуйся, передвигаться можно. - И как же ты передвигаешься? - По стеночке ...Уже не помню, в каком классе моей языковой спецшколы на уроке французского мы проходили тему «Почему я выбрал эту школу». Конечно, там следовало говорить: «чтобы получить хорошее образование», «чтобы выучить французский язык», «чтобы изучить историю Франции и приобщиться к французской культуре». И мне уже тогда было странно: как это семилетний ребенок может сам выбрать себе школу, да еще так сознательно? За меня родители выбрали. Потому что она была ближе всех к дому Я выросла, и мне тоже предстояло выбрать для своего ребенка школу. Этот выбор стал одним из самых мучительных решений за всю мою сознательную жизнь. Как любая мать, я хотела для своего ребенка самого лучшего. Самую лучшую школу. Самое лучшее образование. Самый лучший класс. - Чего ты ждешь от школы? – спросила меня моя (еще моя!) классная руководительница, с которой мы до сих пор нежно дружим. - Хочу, чтобы ребенку нравилось учиться. И чтобы все ей было интересно, хотелось думать, вникать, копать вглубь. - Тогда выбирать надо не школу, а учителя! – эти слова стали для меня откровением. Где ж его найти-то – учителя? Как узнать, как угадать? Я металась. Все близлежащие образовательные учреждения района не вписывались в мои представления о самой_лучшей_школе. Поэтому я замахнулась на знаменитые «гремящие» школы Москвы. Сидела в Интернете и читала отзывы родителей. Прикидывала разные варианты: кто будет возить ребенка, кто забирать?.. Мои метания пресек муж. Он просто сказал: - Самая лучшая школа – это та, что рядом с домом. Точка. «Рядом с домом» была та самая французская спецшкола, в которой когда-то училась я, а потому прекрасно знала – изнутри – все ее достоинства и, увы, все недостатки. «Ты пойми, - объясняла мне моя (опять моя!) школьная учительница французского языка. – Маленькому ребенку не нужны супер-пупер гимназии, где уравнения в три действия в третьем классе и все силы уходят на дорогу и домашние задания. Ребенку нужна школа, где к нему будут хорошо относиться и где у него будет время заняться тем, что ему интересно. Интересно, понимаешь? Вне уроков! Наша школа – именно такая». Уговорили, идем в «мою» школу. Зимой на Дне открытых дверей выступавшая завуч начальных классов сказала родителям будущих первоклассников: - Если вашим детишкам нет шести с половиной лет, не ведите их в школу. Пожалейте. Дети в первом классе очень устают. И я по незнанию тогда подумала: это неподготовленные, наверное, устают. От чего там уставать-то? От трех уроков в день? И только когда мой ребенок принес домой учебники для первого класса, когда я увидела, что им, шести-семилеткам, уже с первых уроков предстоит раскладывать слова на красно-белые квадратики и прямоугольники, я поняла, от чего. С помощью «квадратиков» и «прямоугольников», разделенных чертой по диагонали, изучается структура слова: квадратик – это отдельный гласный или согласный звук. Прямоугольник, разделенный чертой по диагонали – «слияние», то есть согласный+гласный. Что, закипели мозги? А детям не только понимать это надо, но и самим чертить подобные схемы. - Зачем это нужно? – дружно спросили мы учительницу на родительском собрании. - Это нужно будет потом, чтобы писать грамотно, без ошибок, - бесхитростно ответила та. И тогда я сделала вывод: при поступлении в школу совсем не обязательно бегло читать и считать до ста. Но знать разделение букв на «красные» гласные и «синие» согласные – нужно! Еще важно понимать, что такое слоги и на сколько слогов делится то или иное слово. Тогда ребенку будет намного проще в первое время. Проще учиться! И пусть лучше свои силы и свою энергию он поначалу направит на установление контактов с новыми друзьями и учителем, а не на вникание в нюансы родного языка. На часах полдевятого вечера. Дочь принеслась ко мне на кухню с криком: - Мама, мы домашнее задание сделать забыли! В принципе, домашних заданий, как и официальных оценок, в первом классе нет. Но есть такой термин: желательно выполнить. В прописях поработать. Выучить стишок. Пересказать сказку. Даша об этом обычно вспоминает в девять вечера. Я не напоминаю сознательно: ведь с походом ребенка в школу все свои усилия я бросила на две самые важные, как мне кажется, вещи – эмоциональную поддержку дочери и воспитание в ней самостоятельности. «Домашнее задание – это твоя ответственность. Хочешь – делай, хочешь краснеть и оправдываться завтра в классе перед учительницей – не делай. Это твой выбор. Но я тебе всегда помогу». В нашем случае подход работает. Я сидела на первом – еще весеннем – родительском собрании и с грустью смотрела в окно. Я думала о том, как хорошо было в детском саду, ведь ребенок мог там находиться до семи вечера. А тут – в полдень уроки закончились (включая «динамическую паузу» на улице) и будьте любезны свое сокровище из школы забрать. Вариант с «продленкой» я даже не рассматривала. Сама на ней не провела и дня, и у меня еще со школы сложилось впечатление (ошибочное, надо сказать), что «продленка» - для «брошенных» детей. - Те, кто будет оставлять детей на «продленке», - подлила масла в огонь учительница, - это, конечно, камикадзе Теперь я считаю, что «продленка» - это просто спасение. До 12.00 – у первоклашек уроки. Потом, если остаешься на «продленку», сбор в классе, перекур, в 12.50 – обед (очень неплохой, кстати, платный обед), затем прогулка, кружки, потом мультики и занятия по интересам. Как-то я зашла за дочерью в половине четвертого (до шести не оставляю – ей реально тяжело). Детишки сидели в классе, каждый был чем-то занят. Они вели себя очень спокойно, даже органично. Никто не бегал, не орал, все тихонечко сидели/стояли. Девочки играли в какую-то игру типа «дочки-матери», мальчики что-то вырезали. Идиллия. И все-таки я вижу: детям, даже самым развитым и подготовленным, трудно. Сидеть сорок минут почти неподвижно на уроке, вслушиваться и вдумываться, выполнять задания (и выполнять их до конца), общаться. Потом снова общаться - уже на «продленке». Это невероятное напряжение. Выход – прогулки и занятия спортом пару раз в неделю. Чтобы мозги переключались, и выходила кипящая энергия. Многие специалисты говорят о том, что нежелательно совмещать поход в первый класс и запись в кружки и секции. Мол, надо подождать, и так нагрузки на детский организм зашкаливают. Я считаю, что это предостережение не должно распространяться на занятия спортом. Спортивная секция (если без фанатизма) либо занятия танцами, плаванием жизненно необходимы. Это мое мнение. Еще я поняла, что, действительно, нужно «выбирать не школу, а учителя». Очень, очень многое зависит от его чуткости, от того, насколько он способен понимать и чувствовать каждого конкретного малыша, воздействовать на него, убеждать и мотивировать. Талантливый педагог способен (ох как способен!) сгладить или минимизировать любой дискомфорт первых недель учебы. Уже за первый месяц новой, бурной жизни мой ребенок совершенно переменился. Повзрослел за одну ночь. Адаптация, я чувствую, состоялась. Да, были свои нюансы и сложности, и утренние капризы были, и «мама, хочу обратно в детский сад!». Но все прошло, мы вырулили на нужную колею, втянулись, и пока «полет нормальный». - Скажи, что тебе нравится в школе? – спросила я дочь. - То, что нам рассказывают много интересного - А что тебе в школе не нравится? - Перемены - Почему? - Они слишком длинные! А я хочу побольше учиться!.. Как, ну как сделать так, чтобы это желание сохранилось в ее душе как можно дольше?


ПервоклассникC 1 сентября 2011 года в силу вступают новые Санитарно-эпидемиологические требования (СанПины), пишет «Российская газета». Нормы касаются процесса обучения, обустройства школьной территории и нагрузки учащихся. Правила распространятся на все школы страны, как на государственные, так и на частные. Согласно документу, - первый урок должен начинаться не раньше 8 утра; - школьникам полагается два выходных; - в классе может быть не больше 25 человек; - первоклассникам разрешается учиться только в первую смену; - на продленке для первоклассников должен быть введен тихий час. Спальни для мальчиков и девочек будут раздельными, кровати – одноярусными; - первоклассникам рекомендуется не ставить оценок и не задавать домашних заданий; - учебная нагрузка для первоклассников должна составлять не более 21 часа в неделю; - четверг или пятница должны быть «облегченным» учебным днем; - для учеников 2-4 классов предусмотрено не более пяти уроков в день, для учеников 5-6 классов - не более шести уроков, для старшеклассников - не более семи уроков; - объем домашних заданий по всем предметам во 2–3 классах должен составлять полтора часа, в 4–5 классах - два часа, в 6–8 классах - 2,5 часа, в 9–11 классах - до 3,5 часа; - вес ежедневного комплекта учебников и письменных принадлежностей не должен превышать для учащихся 1 и 2 классов - полутора килограммов, для 3-4 классов - двух килограммов, 5-6 классов - 2,5 килограмма, 7-8 классов - 3,5 килограмма, для 9-11 классов - четырех килограммов; - школьная территория обязательно должна быть огорожена забором и озеленена не менее чем наполовину, исключение сделано только для некоторых северных районов страны; - на каждого ученика в классе должно приходиться не менее 2,5 кв. метра, а минимальная высота помещений не может быть ниже 3,6 метра; - площадки для игр должны иметь твердое покрытие, футбольное поле - травяной покров, а беговые дорожки следует покрывать дренажем; - при спортивных залах должны быть раздевалки, душевые и туалеты; - библиотеки следует переоборудовать в справочно-информационные компьютерные центры. Действующие в настоящее время СанПины были разработаны в 2002 году.


Поколение современных подростков будет самым больным, толстым и бесплоднымКак сообщила в своем отчете Британская медицинская ассоциация (BMA), в поколении современных подростков будет чаще, чем когда либо в истории встречаться ожирение и бесплодие, передает веб-сайт газеты Daily Telegraph. Своеобразной миной замедленного действия, которая взорвется, когда тинейджеры повзрослеют, исследователи назвали переедание, употребление алкоголя, курение и наркоманию. В группе от 16 до 19 лет десять процентов девушек страдают венерическими заболеваниями, четверть 15-и и 16-летних подростков курит, пятая часть имеют избыточный вес. 11 процентов подростков в возрасте от 11 до 15 лет употребляли наркотики за месяц до исследования. Кроме этого, как отмечают в BMA, у современных подростков с возрастом появятся многочисленные психические нарушения. По мнению экспертов, плохое состояние здоровья подростков связано с тем, что они попадают в брешь между социальными и медицинскими службами для детей и взрослых. "Ведь не пойдет же 15-летний подросток консультироваться по поводу венерических заболеваний к семейному врачу", - заметила Вивьен Нэтансон (Vivienne Nathanson), возглавляющая отдел этики BMA. По мнению BMA следует не только создать специальные сервисы, ориентированные на тинейджеров, но и законодательно усложнить доступ подрастающего поколения к наркотикам, алкоголю и сигаретам.


Путин предлагает возродить спортивные школы-интернатыВладимир Путин принял участие в заседании президиума совета по развитию физкультуры и спорта, в ходе которого выразил пожелание возродить в России систему спортивных школ-интернатов. По словам главы правительства, пару десятков лет назад в стране было порядка 300 спортивных школ-интернатов, тогда как сейчас их осталось около 10. Путин поручил губернатором обратить на эту проблему особое внимание, так как спортивные интернаты - эффективная система отбора и подготовки талантливых детей. Также премьер напомнил присутствующим на заседании о том, что в России действует программа по развитию физкультуры и спорта на 2006 - 2015 года, и в ее рамках выделяются миллиарды рублей. Несмотря на это, в регионах складывается довольно странная ситуация, когда «тренеры по плаванию и по легкой атлетике готовят без бассейнов и без легкоатлетических стадионов», - рассказал Путин. «Это реальная проблема. Тренеры у нас как в анекдоте будут: «Вы сами-то умеете плавать?» - «Нет, я знаю плавать», - грустно пошутил премьер. Кроме этого, как передает РИА «Новости», Путин потребовал сделать школьные уроки физкультуры по настоящему интересными, и доступными для детей с разными физическими возможностями и состоянием здоровья.


Подготовка к экзаменамЕсть старый анекдот. У студента спросили, какой экзамен самый трудный. Он ответил: «Тот, который надо сдавать завтра!» Действительно, перед экзаменом все испытывают стресс. Многие ученики особенно боятся стоять перед экзаменатором и отвечать устно. Но, увы, наша жизнь состоит из экзаменов, и детям надо привыкать выступать перед комиссией, жюри или партнерами на переговорах. Воспользуйтесь советами педагога-психолога «Школы Сотрудничества» Натальи Кацевич, чтобы облегчить подготовку к экзамену. Совет 1. Не читайте подряд весь учебник, повторяйте по вопросам. Лучше всего составить план ответа (на каждый вопрос - на отдельном листе), а затем проверьте себя по учебнику. Выделяйте главные мысли-опорные пункты ответа. В конце каждого дня подготовки проверьте, как вы усвоили весь сегодняшний материал. Ваша задача – не вызубрить, а понять. И план для этого – самый лучший помощник. Психологическое объяснение. Важно записывать планы, конспекты, а не просто вспоминать. При вспоминании, повторении «про себя» смешиваются узнавание («ну, это я видел») и реальное знание, и именно поэтому многие ученики спотыкаются при пересказе, отвечают несвязанными урывками. Планы полезны и потому, что их легко использовать при кратком повторении и ответе на экзаменах. Совет 2. Постарайтесь прорепетировать свои ответы на экзаменах перед мамой, бабушкой, другом. Репетируйте самые трудные вопросы. Можно записать ответы на магнитофон, а потом послушать себя как бы со стороны. Если вы готовитесь к устному экзамену, то встаньте перед зеркалом, следить за голосом, позой, жестами. Психологическое объяснение. Готовитесь вы дома, сидя или лёжа, расслабившись, а отвечая на экзамене стоя и в сильном напряжении. Чем больше разница в вашем состоянии когда вы запоминали и когда вы отвечаете, тем труднее вспоминать. Это связано с особенностями работы мозга. Обратите внимание, что речь про себя отличается от объяснения другим. Поэтому тренироваться надо в условиях, близких к «боевым». Совет 3. Если вам кажется, что это выучить невозможно, вспомните о том, сколько всего по этому предмету вы уже знаете. Начните с тех тем, которые для вас легче, так ваш страх и неуверенность уменьшатся. А затем уже можно браться и за трудное. Психологическое объяснение. Мысли «у меня ничего не выйдет» недаром называют саморазрушающими. Они создают постоянное напряжение и к тому же, как ни странно, «разрешают» вам делать всё спустя рукава (а зачем трудиться, если всё равно ничего не выйдет). Нужно гнать эти мысли и сосредоточиться на конкретных задачах. Продумывайте программу подготовки на каждый день и чётко следуйте ей. Совет 4. За несколько дней до экзамена обязательно «проиграйте» ситуацию экзамена, представьте себе во всех деталях обстановку, ситуацию, комиссию, свой ответ. Можно прорепетировать как вы тянете билет, садитесь и готовитесь. Психологическое объяснение. Чем больше экзаменов вы сдаете (или хотя бы репетируете), тем более уверенно вы себя чувствуете. Так что каждый экзамен можно воспринимать как тренировку и вне зависимости от результата считать это полезным опытом. Скажите себе: «Ну вот и с этим я справился! Я молодец!» Экзамен можно и пересдать, а опыт останется. Удачи вам!


Школьные сборы денегБольше всего на свете я ненавижу родительские собрания, потому что заранее знаю их повестки. Первое: разнос двоечников, которые так и не переписали контрольные, и второе: сбор денег на нужды школы. Тема вторая — доминирующая и постоянная. Мы купили в класс доску, на которой можно писать не мелом, а фломастером. Для этого сбросились по две тысячи рублей. Потом на туалетную бумагу и мыло. Потом на новые обои. Шторы с ламбрекеном. Тюль отдельно. Пальму за тысячу долларов в зимний сад. На охрану, главная цель которой — не пускать в школу родителей. На необыкновенные рабочие тетради и учебники, которые «гораздо лучше тех, что рекомендованы министерством», и, наконец, на подарки учителям к праздникам. При этом директор, не стесняясь, рекомендовала избавить педагогов от подарков в виде утюгов и конфет, и «подойти к этому вопросу индивидуально». В среднем школа собирала с каждого родителя от 500 долл. и выше, в зависимости от достатка родителей и возраста ученика. В младших классах поменьше, в старших — побольше. Терпение мое лопнуло, когда нас попросили сдать по 200 долл. на американскую учебную программу по изучению природы. При этом сомневающихся заверили, что она одобрена министерством. Используя служебное положение журналиста, я проникла к главе департамента по образованию округа вне очереди и выяснила, что любые поборы в школе противозаконны, никаких денег ни за какие программы платить не надо, от дополнительных услуг в виде платных танцев, теннисов и музыкальных уроков можно отказаться. На ремонт, включая шторы и обои, школа получает бюджетные деньги. А за охрану надо платить только через сберкассу, а не классной даме под роспись на листочке. Все это известно давно, но попробуйте в этом не поучаствовать! Педагоги обязательно найдут способ начать воздействовать на вашего ребенка. Дешевле заплатить, или придется расставаться со школой. Однако несколько родителей, посчитавших, что данная школа не последняя на земле, где можно учиться, написали заявление в прокуратуру. Директора быстро сняли. Но каково было мое изумление, когда я увидела нашу подследственную на экране телевизора. Она вещала о том, как тяжело живется ребятам в детском доме, который она... теперь возглавляет. Я перевела ребенка в другую школу. Здесь тоже начали с вопроса в анкете для новичков: «Чем вы можете помочь школе?» Прийти на родительское собрание без кошелька с несколькими тысячами рублей значит просто поставить себя и ребенка в неловкое положение. Чаще всего решение о сборе денег на нужды школы продавливается через родительский комитет класса. Надежно и безопасно. Никто и никогда никаких отчетов по бумагам о потраченных деньгах не требует. Кому охота слыть крохобором, когда речь идет о благополучии вашего чада... Московский департамент образования просил журналистов донести до родителей следующее: с нового учебного года в школах вообще не будет никаких официальных платежей, даже на охрану. Защитники московских школ будут получать зарплату из бюджета. В других городах России плата за охрану — единственный официальный платеж, который родители должны производить через банк, а не наличными деньгами классной руководительнице. Исполняющий обязанности Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов считает, что школьные поборы — настоящая коррупция. Потому что зачастую, бюджетные деньги истраченные неизвестно на что, пытаются возместить за счет родителей, которые находятся, в общем-то, в зависимом положении. Коррупция — это рынок, и цены на нем «плавают» в зависимости от того, какова инфляция, как меняется экономика. Учитывая, что жизнь дорожает, а доллар опять упал за лето, суммы поборов в школах могут вырасти на 10%, — предполагает Кабанов. И тут же советует: — Только объединившись, родители смогут противостоять этому. Если все откажутся платить, то поборов не будет. В управлениях по образованию тоже готовы поддержать идею Национального антикоррупционного комитета. Если родители сообщат о незаконных сборах, то в школах будут проведены проверки. Анонимность обратившихся обещают гарантировать. Очень хочется верить, что так и будет. Что простыми и действенными методами мы предупредим школьные поборы. Только вот жизненный опыт и опыт общения со школой в качестве дойного родителя мне подсказывает, что до победы нам еще очень далеко.


Николай БОГДАНОВ-БЕЛЬСКИЙ. УченицыБерут ли в школу только воцерковленных детей или достаточно, чтобы родители ребенка считали себя верующими, нужен ли православной школе духовник и какие функции он выполняет, какие изучают предметы, отличные от светских, заставляют ли детей молиться или общие молебны – вещь необязательная. Эти и другие вопросы были заданы нескольким московским священникам: отцу Сергию Махонину, директору и духовнику школы во имя Иоанна Богослова, отцу Константину Сопельникову, духовнику Православного центра непрерывного образования во имя преп.Серафима Саровского, отцу Иоанну Воробьеву, зам.директора по воспитательной работе Свято-Петровской школы (бывш.Традиционной гимназии), отцу Василию Секачеву, учителю истории, члену Совета Димитриевской школы, отцу Николаю Петрову, преподавателю ОПК, члену Совета Димитриевской школы. Чем православная школа отличается от светской? Отец Константин Сопельников: Основная задача светской школы – дать знание ребенку (чем глубже, тем полезнее). Православная школа наряду с получением знаний детьми ставит еще очень важную цель – это воспитание и развитие внутренних качеств ребенка. Детям необходимо привить любовь к Богу, Родине, семье и интерес к труду и учебе. Православная школа видит своей задачей воспитание целостной, нравственной личности, помогает ребенку в становление его характера, мировоззрения и отношения к окружающим его людям. Отец Сергий Махонин: Прежде всего, православная школа замысливалась и создавалась как часть церковной жизни, которая объединяет людей одного мировоззрения, говорю о том, как было у нас в школе. Это было 20 лет назад, родителей что-то не устраивало в системе образования. После празднования 1000-летия Крещения Руси был всеобщий подъем, многие тогда начинали церковную жизнь, люди интуитивно сходились в том, что что-то должно объединять. Мощным отзвуком, естественным процессом, говоря современным языком, социальным заказом, явилась потребность создания своей школы. Наша школа – не приходская, она создавалась на базе одной из московских школ, где наши классы первые годы занимались во вторую смену. Мы сразу ввели новые предметы – Закон Божий, церковно-славянский язык, церковное пение, в преподавании словесности и истории стали использовать принципиально другой подход. Через некоторое время мы увидели, что «мешаем» приютившей нас школе, пришлось искать другое здание. Думаю, что в нише столичного образования православные школы занимают свое особое место. В православной школе должны учиться воцерковленные дети? Отец Сергий Махонин: Мы принимаем верующих детей, но другие к нам и не идут. Требования для приема в 1 класс простые – мы принимаем адекватных родителей, с которыми можно вести диалог. Потом это переходит на детей. У нас должно быть единство воли, чувств, мыслей, без фарисейской, лицемерной окраски, которую сейчас так легко получить в том числе и в церковной ограде. Отец Иоанн Воробьев: Теоретически в православной школе необязательно должны учиться лишь воцерковленные дети. Но есть теория, а есть практика. На практике получается, что ребенок, который в семье не воспитывается в церковной традиции, в православной школе оказывается чужим. Мы экспериментировали, брали в школу разных детей, но опыт показал, что нецерковные дети или уже в школе начинают отторгать наши принципы, или выйдя из нее. То есть пребывание в нашей школе им на пользу не пошло. Думаю это связано с тем, что без семьи школа в плане воспитания бессильна. Мы не можем воспитать ребенка, если в этом не участвует его семья. Таким образом, получается, что православная школа – для православных детей. Может ли школа быть миссионерской? Да. Но у нашей школы – другая цель. Наша школа возникла для того, чтобы уберечь наших детей, детей нашего прихода, от светского влияния, помочь им сохранить некую чистоту и целомудрие, сохранение чего в обычной школе почти невозможно. Есть же школы, которые ставят именно миссионерскую задачу перед собой. Но такая школа будет другой по атмосфере, по наполнению. И я не знаю, каков будет результат. Думаю, что перед такой школой должна будет стоять задача в первую очередь воспитать родителей этих детей. У православной школы должен быть духовник? Отец Константин Сопельников: В православной школе обязательно должен быть духовник. Обычно точкой отсчета для организации православной школы является приход - крепкая община и духовник, который эту общину окормляет и направляет: единый дух, единая цель. Поэтому одной из главных задач духовника в православной школе является сохранение единства в коллективе с помощью соборных молитв, духовных бесед, паломнических поездок, церковных праздников: «Да будут едино, как Мы едино» (Ин.17, 22). Кто такой духовник? Какими вопросами он занимается? Отец Константин Сопельников: Духовник по словам Самого Господа нашего Иисуса Христа должен быть пастырем добрым: « Пастырь добрый душу свою полагает за овцы» (Ин. 10, 11). Духовника касаются все стороны жизни школы: духовная, образовательная, педагогическая, просветительская, административная, хозяйственная, внешкольная и т.д. Очень важно чтобы у духовника сложились доверительные отношения с педагогическим коллективом, учащимися и родителями. Отец Иоанн Воробьев: Духовник школы – человек, который определяет церковное направление жизни школы, это законодатель. И школа возникает как некое детище духовника, который определяет принципы жизни семей, родителей и соответственно детей. В школе должно быть единство подхода, потому что если установки не будут едиными, то требования станут расплывчатыми. Это единство и определяет духовник. На его авторитет ориентируются и опираются. Именно поэтому я думаю, что духовник православной школе необходим. Отец Василий Секачев: Духовник – это человек, который за школу отвечает перед Богом. За школу как таковую – чтобы дети были в ней должным образом обучены, одеты, воспитаны. Школа должна давать не только обучение, но и воспитание. Под обучением, вслед за древними, я подразумеваю добродетели разума, под воспитанием – нравственные добродетели. Первых не будет без вторых. Вот за этим и должен следить духовник. А также улаживание всяких конфликтов: между детьми, детьми и учителями, учителями. К сожалению, мы не святые. Отец Сергий Махонин: Наша школа не приходская, в которой люди объединены одной общиной, у нас учились и учатся дети из более 40 разных московских и подмосковных приходов. Задача духовника нашей школы – объединить разных детей, разные семьи. Духовник должен цементировать процессы, иногда болезненные, должен разрешать недопонимание, психологические сложности, которые периодически возникают. Это может быть связано с какими-то поведенческими моментами (в одном приходе принято одно, в другом – другое) или с вопросами церковной аскезы, где духовнику необходимо находить золотую середину, аккуратно учитывая возможности разных семей. Думаю, важнейшим для духовника в такой школе, является умение координировать. Надо сказать, что за 20 лет, что наша школа существует, никаких резких, серьезных конфликтов никогда не было. Должны ли учащиеся исповедоваться у духовника школы? Отец Иоанн Воробьев: Не обязательно. Достаточно, чтобы ребенок исповедовался у своего духовника, который писал рекомендательное письмо, когда ребенок в нашу школу поступал. В каких-то сложных воспитательных вопросах, мы обращаемся к духовнику ребенка и решаем их совместно. Отец Николай Петров: Если у учащихся есть свой духовник, конечно, нет. К духовнику должно быть доверие, иначе исповедь будет формальной. Нельзя заставлять исповедоваться, кроме вреда от этого ничего не будет. Можно ли сказать, что духовник православной школы заменяет собой психолога в светской? Отец Константин Сопельников: Нет, так сказать нельзя. Психология – это область научного знания, исследующая особенности и закономерности возникновения, формирования и развития психических процессов, психических состояний и психических свойств. Вопросы же касающиеся духовной сферы может помочь решить учащемуся только священник. Священник помогает исходя не просто из знаний, но и из духовного и личного опыта, при помощи церковной и келейной молитвы, при помощи совершения таинств. Отец Николай Петров: Заменяет. Духовник вполне обладает возможностями разрешать сложные ситуации, у него достаточно для этого опыта, он близок детям, а в разрешении конфликтов важнее всего откровенность. Отец Василий Секачев: Духовник (священник) дает человеку мир с Богом, психолог – с самим собой и окружающими. Достичь последнего без Бога по-настоящему невозможно. А помочь человеку придти к Богу может только священник. Есть конечно такие психологи, которые делают с Богом, со Христом, но все равно они же в конце концов советуют обратиться к священнику. В православной школе обязательны общие молитвы, молебны, Богослужения? Почему? Отец Иоанн Воробьев: Слово «обязательность» воспринимается детьми как «обязаловка»: нас заставляют, ограничивают нашу свободу, это насилие. Подсознательно они будут сопротивляться, как будет упираться осел, которого тянут. Поэтому мы не заставляем ходить на службы. Я считаю, что обязательного ничего не должно быть там, где дело касается молитвы и богослужения – «невольник не богомольник». Но общая служба очень важна. Когда я служу на школьных Литургиях, когда дети вместе молятся, возникает ощущение удивительное, особенное, неповторимое. Для нас это событие, это праздник, а если ребенок не относится к этому как к празднику, как к общему делу, встает вопрос, а туда ли он попал. Молитва – очень важная часть нашей жизни. Отец Василий Секачев: Обязательно должны. Молитва перед уроками совместная. А из богослужения лучше всего общие Литургии, причем не обязательные. Это постепенно соберет народ. Хор должен быть. Церковный хор из детей, тоже добровольный конечно. Опыт показывает, что когда это есть, все в лучшую сторону меняется. Какие специализированные предметы д.б. в православной школе? ОПК, Закон Божий, церковно-славянский язык и т.д.? Отец Константин Сопельников: Желательно, чтобы в православной школе были предметы: Основы Православной культуры, Церковно-славянский язык, хоровое пение, но ни в коем случае нельзя допустить формального подхода к преподаванию этих дисциплин. Учитель должен не только знать, но и любить свой предмет, его задача состоит в том, чтобы не просто дать знания, а возжечь интерес и желание учащихся к изучению предмета. Отец Сергий Махонин: Обязательно должен быть Закон Божий, но не как предмет, а как дисциплина, включающая в себя представление о нравственном законе, о системе ценностей. Его можно не вводить как отдельный предмет, но у нас в школе он есть, потому что 20 лет назад, когда мы только начинали работать, само название было «новым», возвращающим к старому. Оно было символичным и очень важным тогда. Конечно, Церковная история должна быть интегрирована в Общую и, прежде всего, Отечественную историю. Дети должны знать, что когда человек отклоняется от правильных законов, случаются непоправимые вещи, но когда кается царь, легче каяться и народу. Важно преподавать церковно-славянский язык, но не на уровне грамматики. Надо привить умение понимать его красоту. Дети должны понимать, почему язык богослужения не русский, а церковно-славянский, они должны чувствовать, что его торжественность возвышает человеческую душу, пускай и ненадолго. Важно, чтобы в православной школе был предмет церковного пения. Но тут все-таки нельзя перегружать детей. Многие из них ходят в музыкальную школу, нагрузка очень большая, думаю, надо давать им возможность сбалансированного выбора. Учителя православной школы должны быть воцерковленными людьми? Может достаточно быть просто хорошим учителем, профессионалом и верующим человеком? Отец Иоанн Воробьев: Думаю, для православной школы важно, чтобы учитель был человеком церковным. Другое дело, что церковность это понятие субъективное – кто-то каждый день в храм ходит, кто-то раз в неделю, а кто-то реже, но это не говорит о степени церковности, потому что люди все разные, у них разное воспитание, образование. Важно, чтобы учитель говорил с детьми на одном языке, поэтому он должен жить настоящей церковной жизнью. Это необходимо, потому что на любом предмете – математике, физике – ученики сталкиваются с вопросами, где нужно дать нравственную оценку происходящему. Учитель должен уметь ответить правильно. У нас бывали случаи, когда профессионал в своей области, не мог завоевать авторитета у школьников, потому что какие-то мелочи, свидетельствовавшие о невоцерковленности человека, вылезали наружу. Он предлагал поставить спектакль или пойти в поход, а желающих не было. Я не говорю, что мы отдадим предпочтение человеку церковному, но при этом плохому специалисту. Мы ищем воцерковленных профессионалов. Отец Константин Сопельников: Православный учитель, будь то учитель литературы, математики или физики, может показать детям красоту Православия, при этом не обязательно говорить с ними о Боге. Он может не только давать им знания, но и учить их собственным примером, примером жизни во Христе. Отец Василий Секачев: В идеале и дети, и учителя должны быть прихожане одного храма – того, при котором устраивается школа. Или, по крайней мере, их костяк должен быть таким. Другие все-таки тоже должны быть церковными людьми. Конечно, бывает так, что какой-то талантливый человек, педагог по призванию, нецерковный человек. Но, как правило, он или вносит какое-то смущение (курит, например), или просто долго не задерживается в школе. Педагог по призванию – кто его призвал? Бог. Вот к Богу и надо вернуться. Почему не задерживается? Сил не хватает. Другие-то может и не семи пядей во лбу, а с Божией помощью как-то справляются. А он один, только на себя надеется, без общения с Богом в таинствах, это тяжело. Тем более с православными детьми.


Мебель вредит здоровью детейМиллионы молодых людей дома и в школе ежедневно пользуются предметами обстановки, предназначенными для взрослых. Однако компьютеры, мышки и мебель редко создается с учетом организма ребенка. Профессор Питер Бакл (Peter Buckle) из Центра медицинской экономики Робенса (Robens Centre for Health Economics) Университета графства Сюррей (University of Surrey), Великобритания, заявил, что это обязательно приведет к проблемам со здоровьем. Постоянное напряжение представляет существенный риск развития патологий, особенно потому, что мышцы и кости детей еще развиваются. «Большинство родителей не позволят восьмилетнему ребенку пользоваться взрослой битой при игре в крикет или взрослым велосипедом, однако они не беспокоятся, когда их дети сидят длительное время без опоры со скрученной шеей и перенапряженными запястьями», – сообщил Бакл. Выступая на Научном фестивале британской ассоциации в Лейстере (British Association"s science festival in Leicester), профессор Бакл обратил внимание на то, что в настоящее время принимается масса мер для снижения риска развития патологий у людей, работающих за компьютером. В то же время, мало внимания уделяется здоровью детей, которые часами работают на том же оборудовании. «К сожалению, есть свидетельства того, что с некоторыми проблемами бороться уже поздно», – полагает Бакл. Профессор Бакл обнародовал результаты своего исследования, в котором участвовали более 2000 юношей. Он сообщил, что 36% подростков 11-14 лет страдают от серьезных болей в спине. В качестве примера он также привел данные другой работы, в ходе которой было обнаружено, что люди, страдавшие от болей в спине в школе, во взрослом возрасте также испытывали боль. «Другими словами, будущая рабочая сила уже повреждена, еще не начав работать в жестких взрослых условиях. Вызывает беспокойство наблюдаемая картина: дети работают в условиях, которые влияют на их настоящее и будущее здоровье», – заявил Бакл. Профессор Бакл считает, что необходимо разработать обстановку, адаптированную к детскому организму. Он также сообщил, что необходимо провести новые эргономические исследования, чтобы изучить нагрузку, которой подвергается организм ребенка, постоянно работающего за компьютером. Он также полагает, что принципы эргономики, широко применяемые на рабочем месте, должны также использоваться и в школах, чтобы снизить риск для здоровья школьников. Профессор Бакл также попросил родителей следить за своими детьми, когда они работают за компьютером, чтобы те правильно сидели и регулярно делали перерыв.


патриотическое воспитание в школеВ декабре 2010 года партией «Единая Россия» был предложен достаточно неожиданный проект реформы образования старших классов средней школы, подразумевающий сокращение ряда предметов, углубление специализации и акцент на воспитании гражданской позиции учащихся. Мы попросили протоиерея Максима Первозванского, десять лет занимавшегося преподаванием в православной гимназии, с позиции учителя-практика прокомментировать основные идеи данного проекта. Говоря об инициативе, пока еще довольно неопределенно сформулированной партией «Единая Россия», мы при этом оставляем в стороне вполне реальную ситуацию, которая существует на сегодняшний день. 1 февраля 2011 года закончится обсуждение нового законопроекта «Об образовании». Это не инициатива одной из политических партий, пусть даже и ведущей, это реальный закон, который обсуждается уже во второй редакции. В данном законопроекте имеются очень серьезные негативные положения, которые православная общественность совсем не обсуждает, хотя в данный момент ведется общественное обсуждение, для чего создан даже специальный сайт. Обсуждать недостатки этого закона после его принятия будет поздно. Тогда можно будет возмущаться, но вам справедливо скажут: «Где же вы были, когда велось обсуждение?» Поэтому я хотел призвать читателей зайти на этот сайт и ознакомиться с законом, который будет определять состояние нашего образования на ближайшие годы. И именно в русле этого закона будут строиться любые предложения любых политических партий. В законопроекте есть несколько очень опасных моментов. Например, тот, что из образовательного процесса полностью изъяты родители, то есть в системе образования родители отсутствуют. Даже воспитанием по этому закону родители не занимаются. И кстати тот факт, что во время обсуждения этого закона, одной из партий вынесен некий абстрактный проект, который темнее менее взбудоражил всю общественность, может оказаться просто маневром, отвлекающим внимание от действительно важных процессов, таких например как обсуждение законопроекта «Об образовании». В рассматриваемом законопроекте есть фраза, которая противоречит базовым правам человека, в частности закрепленным в Конституции. Воспитание определяется как специально организуемая в системе образования деятельность, направленная на развитие личности, создание условий для самоопределения и социализации обучающихся, на основе социокультурных и духовно нравственных ценностей, принятых в обществе правил и норм поведения в интересах человека, семьи, общества и государства. Это значит, что воспитание возможно только в системе образования, а из системы образования исключена семья. При том, что с древнейших времен воспитание человека считалось одним из основных прав семьи, причем не в соответствии с общепринятыми нормами, а в соответствии со своими личными убеждениями. Получается, что родители не могут воспитывать своих детей в той системе ценностей, которой они сами придерживаются. Они должны их будут воспитывать их в соответствии с общепринятыми в обществе стандартами, и если в обществе будет принято поклонение идолам или гомосексуализм, то получается, что родители не смогут воспитывать своего ребенка вопреки этой системе. Родители и сейчас не имеют особых возможностей вмешиваться в воспитательный процесс в образовательных учреждениях, но они и дальше не смогут определять образование и воспитание собственных детей. Они остаются как бы за скобками образовательного процесса. Таким образом, вся система образования и воспитания будет продолжать оставаться в руках узкой касты чиновников от образования. Мы сможем обсуждать новые законодательные инициативы партии «Единая Россия», но мы ничего не сможем сделать, потому что будет новый закон, в соответствии с которым и будут протекать все процессы. Воспитание на основе общепринятых правил и норм – это пережиток тоталитаризма. Так же как во времена Советского Союза мы не имели права воспитывать своих детей в соответствии со своими религиозными взглядами, так и в новом законопроекте это оказалось закреплено. Семейное образование в соответствие с новым законом фактически становится невозможным. Потому что осуществлять образовательный процесс может только уполномоченное образовательное лицо или индивидуальный предприниматель. То есть получается, что лица, действующие на безвозмездной основе, то есть не являющиеся индивидуальными предпринимателями, например, родители, исключены из участников образовательного процесса. Права родителей никакого механизма реализации не имеют. Там сказано, что родители имеют право участвовать в управлении образовательным учреждением, например школы, в соответствии с уставом этого учреждения. При этом сам устав пишется без согласования с родителями. Кроме того, продолжает быть закрепленной старая жесткая норма о том, что ребенок фактически должен обучаться по месту жительства. Получается, что вы реально не имеете право определять образовательное учреждение по своему выбору, за исключением случаев, когда есть свободные места в территориально отдаленном образовательном учреждении. В предыдущем законе, хотя это правило и не исполнялось, но количество мест в образовательном учреждении определялось исходя из поданных заявлений. То есть если ты подавал заявление, то образовательное учреждение обязано было создать для тебя соответствующие места. Несмотря на то, что данное правило не исполнялось, но хотя бы законодательно можно было апеллировать к исполнению закона. Сейчас же и этого нет. Надо идти по месту жительства и плохая ли школа, хорошая ли, английская ли, китайская ли, какая есть – в такую и пойдешь. С одной стороны мы вроде бы защищаем права ребенка, чтобы он получил место в школе, но таким образом мы фактически лишены свободы выбора для своего ребенка образовательного учреждения. Для меня является важным, что в новом законопроекте мои права как родителя существенно ущемлены. Фактически родительские сообщества не имеют права оказывать какое-либо влияние на образовательный процесс. При этом Россия, будучи еще Советским Союзом, в 1966 году подписала Международную конвенцию, согласно которой заказчиком образования, является, в том числе, и семья. Естественно предполагается, что заказчик имеет право влиять на содержание образования. Например в Царской России это право реализовывалось за счет возможности выбора родителями одной из многочисленных форм учреждений среднего образования. Они учреждались и государством, и Церковью, и императорским домом, и иными структурами. В то время существовало более 10 различных вариантов административного, организационного и учредительного устройства средних учебных заведений. Все они получали соответствующее финансирование, поскольку обязанность государства финансировать учебное заведение, если оно получает соответствующую лицензию, сохранялась. Относительно инициатив «Единой России» хотелось бы отметить следующее. Напомню вам, что предлагаемые нововведения затрагивают только старшие классы: десятые и одиннадцатые. То есть речь идет о детях, которые уже получили основное среднее образование, являющееся обязательным, они уже закончили 9 классов и имеют аттестат об основном среднем образовании. Так же надо помнить, что многие из этих детей уходят после 9 класса в разнообразные колледжи. Однажды, когда я еще работал в школе, у нас произошла такая любопытная история. Формируя из двух девятых классов один десятый, некоторым ученикам, которые успевали похуже, было предложено соответственно покинуть наше учебное заведение. В том числе это было предложено одному мальчику, кстати, сыну священника, который теперь уже женат и имеет двух детей. Тогда же, 10 лет назад, когда он только заканчивал школу, было очень жалко его отчислять, так как парень он был хороший, но не очень хорошо успевал по всем предметам. А через год он приехал к нам на очередное собрание выпускников, которое традиционно у нас проводилось, и привез документы о том, что он поступил в институт, закончив за один год экстерном 10 и 11 классы. То есть его ровесникам надо было еще год в школе учиться, а он уже в институт поступил. О чем это говорит? О том, что после 9 класса дети начинают активно готовиться к поступлению в вузы или просто активно готовиться к выбору своей будущей профессии. Именно на этом построена нынешняя концентрическая система в отличие от той, которая существовала в советское время и 90 годы, когда вся школьная программа по базовым гуманитарным предметам была рассчитана до 11 класса. То есть до 10 класса изучалась русская литература XIX века, а в 11 – советская новейшая литература и новейшая мировая литература. По предыдущей программе до 9 класса дети не заканчивали общий курс. Сейчас же первый круг полностью заканчивается к окончанию 9 класса. По существу в 10 и 11 классе идет углубленное изучение этих предметов для тех, кто остался. Далее мы исходим из того, что далеко не все это углубленное изучение понадобится детям, учитывая их будущие профессии. Так же мы должны иметь ввиду тот факт, что уровень, который сейчас дает школа на выходе из 11 класса и уровень, который вуз просит на входе, резко отличаются. В советское время этого не было. Уровень подготовки среднего выпускника 10 класса в принципе совпадал с требованиями вступительных экзаменов. Сейчас без репетиторов, и прочих вспомоществующих средств почти невозможно поступить в институт. Да, в настоящее время мы перешли на систему ЕГЭ, на мой взгляд, совершенно нелепую, но я думаю, что ее отменят, и вот тогда проблема несоответствия подготовки встанет во всей своей широте. Поэтому мы понимаем, что более серьезное, более глубокое изучение профильных предметов, которые будут нужны в соответствующем вузе, должно быть. Нужна ли вообще какая-либо реформа? Однозначно можно сказать – нужна. Существующая ныне система не в состоянии выпустить такого ученика, каким бы мы хотели его видеть. Что заявляет «Единая Россия»? Она говорит: «Мы хотели бы видеть ученика таким то и таким то». Можно сказать: «Да, очень хорошо. И мы, и любой хотел бы его видеть таким». Но если посмотреть дальше, то становится понятно, что механизм реализации партией «Единая Россия» не прописан. И в этом беда наших реформ последних двадцати лет, которые происходят по одной и той же схеме. Существует некое наследие советского прошлого в самых разных областях, хоть в образовании, хоть в военно-промышленном комплексе, в виде работающих и отлаженных систем, которые работали. Мы справедливо констатируем, что сейчас это работает плохо, надо это реформировать и тогда будет работать хорошо. Мы его реформируем, и оно перестает работать вообще, потому что механизм того, как это должно работать, не прописывается или прописывается неправильно, глупо, иногда просто преступно, когда целью является не достижение результата, а «распил» и «освоение» гигантских денег, выделенных на реализацию новой программы. Какие ключевые моменты необходимо по Вашему мнению прежде всего менять в системе образования? Идея, которую предлагает «Единая Россия» о необходимости воспитания – абсолютно правильная. Но до тех пор, пока не будет сформирована национальная идея Российского государства, всякое воспитание на уровне образовательных учреждений, а не на семейном уровне, обречено на неудачу. Нужна идеология. Без идеологии, которая определяет то, зачем мы вообще живем, к чему мы стремимся, за что мы готовы умирать, государство не жизнеспособно. Понятно, что как люди православные мы хотели бы видеть православную идеологию в качестве государственной. Но поскольку большинством мы не являемся, хотелось бы узнать, какие идеологии существуют в других современных государствах? Очень действенная идеология существует в США: свобода и демократия во всем мире. Американцы осознают себя носителями великой идеи свободы и демократии, которую они несут всем народам. «У Вас нет демократии? Тогда мы идем к вам». Холодная война была в первую очередь войной идей, ведь стреляли очень мало. Построение коммунизма, как советская идея, и демократия вмести с прочими прелестями так называемого свободного западного мира – это было именно идеологическое сражение, которое Советский Союз в свое время проиграл. Довольно странно, бредовая идея построения коммунизма помогала растить нравственных людей. На самом деле эта была бредовая идея в экономическом смысле, но на человеческом уровне она была близка и понятна любому человеку. Ее удачно сформулировали Стругацкие в своем замечательном произведении «Пикник на обочине»: «Счастье для всех. Даром. Пусть никто не уйдет обиженным». Это была идея общей справедливости, идея счастья для всех, а не для избранных Абрамовичей. Поэтому эта идея была реальной движущей силой. Была у этой идеологии и обратная сторона, впрочем, как и у любой другой: не высовывайся, не отрывайся от коллектива, не смей жить лучше других. Обратная сторона была и иногда принимала очень неприятные формы. Я застал крах советской идеи и видел, что в это время происходило с людьми, которые строили Советский Союз. Человек жизнь свою положил на строительство газопровода. Он действительно недоедал, недосыпал, строил газопровод ради того, чтобы все были накормлены, напоены, ради того, чтобы у всех был газ, чтобы «жила страна родная, и нету других забот». А потом этот газопровод или нефтепровод оказался собственностью какого-нибудь «Юкоса». И тогда очень болезненно вставал вопрос: «Я что, для него это строил?» У него теперь золотой унитаз и система противоракетной обороны на яхте, а у человека, который строил этот газопровод, ничего. Поэтому на уровне простых людей особенно в позднее советское время идея коммунизма воспринималось как что-то далекое, действительно же важным было то, что мы все вместе строим справедливое общество, справедливое насколько это позволяют имеющиеся возможности. Это было общество, в котором была принята мораль, что «человек человеку брат», в котором можно было шутить на тему «Мама турок, папа грек, а я русский человек». И в этом просматривается аналогия со словами апостола Павла, что для Бога нет ни эллина, ни иудея. Я не хочу сейчас выступать апологетом этой политики. Важно, что она была, и была идеология, которая вдохновляла людей и давала им смысл их земной жизни. Мне часто приходится общаться с молодыми людьми, которые, приходя в Церковь, спрашивают, где они могли бы приложить свои силы, помимо того, что они молятся, исповедуются, ходят на службы. Перед ними стоит вопрос о том, что они должны сделать в этой жизни? Но Церковь не отвечает на этот вопрос. Она говорит о том, что надо молиться, надо спасать свою душу и тогда тысячи вокруг тебя спасутся. Это правильный ответ, но молодого человека, который жаждет деятельности, хочет реально сделать что-то полезное, важное, помочь кому-то, он не вполне удовлетворяет. А заниматься спасением своей души, разве это не самое главное дело? А вам не кажется, что это достаточно эгоистично? Лично мне скучно заниматься своим спасением. Да, евангельские слова о том, что ты не житницы для себя строй, а душу свою спасай, это принципиальная граница добра и зла. Но, кто захочет душу свою спасти – погубит ее. Любовь к Богу и ближнему не может не быть деятельной. Одним из важнейших минусов нашей новейшей истории является то, что национальная идея оказалась так и не сформулирована. Она формулировалась некими националистическими лозунгами, например, «Россия для русских», в результате чего мы не получили ничего кроме побоищ. Но эта идея не воспринимается обществом. Так каждый человек может сформулировать общенациональную идею, но дело не в том, примет ее президент или нет. Дело в том, примет ли ее общество. В России эта идея не сформулирована, в результате происходит казнь энтузиазма эпохи, целого поколения. Энтузиазм молодых людей, которые могли свои силы приложить на созидание, просто пропадает. Так же как деньги, которые все были «вбуханы» в резервный фонд, вместо того, чтобы что-то хорошее на них сделать, были уничтожены мировым кризисом. А не может так получиться, что, попав под влияние национальной идеи, если таковая будет сформирована, люди так и не дойдут до Церкви? Национальная идея не должна быть внецерковной. Давайте вспомним национальную идею дореволюционного периода: «Православие, самодержавие, народность», «Москва – третий Рим». Это была церковно-государственная идея, которая заключалась в том, что мы строим Православное Царство, которое является оплотом против антихриста, против сил апостасии (отступничества), что наш православный царь является удерживающим наступление хаоса и антихриста. Люди понимали, кто они такие и что они делают. Для них Православие было не только их личным делом. Как в Евангелии сказано, что, зажегши светильник, не ставят его под спудом, но на свешнице. Это о том, что не под кроватью надо свое Евангелие читать, и не в Пензенской пещере зарыться. Да, люди разные, кто-то может сидеть на Афоне и молиться за мир во все мире, за каждого человека, за каждого грешника, за Россию, за нас с вами, и его молитвами будет остановлено зло, а кто-то деятельный человек. Наверное, пока нет национальной идеи, не только невозможно строить воспитание, но и такой предмет как «Россия в мире» будет просто очередным набором фактов? Конечно, хотя некоторые здравые мысли там будут присутствовать по аналогии, например, с военно-патриотическим воспитательным процессом, который идет в школах. Приходят детки, видят военные фотографии, артефакты, осколки, снаряды, понимают, что наши деды победили в Великой Отечественной войне, и это воспитывает. Цикл «Россия в мире» – это рассказ о том, какая была Россия и какой она является сейчас. Сравнение конечно будет не в пользу современности и непонятно, как авторы смогут выйти из этой ситуации. Опять будут уроки толерантности. Сама идея, по моему мнению, неплохая, изучать Россию во всех ее аспектах: историческом, культурном, политическом, геополитическом. Нормальное образование подразумевает формирование у молодого человека, который оканчивает школу, несколько важнейших представлений, которые сейчас школа не дает. У него должно быть четкое знание и понимание географии. Он должен понимать, как мир устроен с точки зрения физической географии, экономической географии и политической географии. Где я нахожусь на земном шаре? Как устроен этот мир? Кто есть кто на карте? Этого, к сожалению, не формирует современная школа. География является одной из точек сборки человеческого сознания. И второй момент – история, формирование некого исторического туннеля, когда ты понимаешь: откуда ты пришел, в каком моменте исторического процесса ты находишься, и что будет дальше. Не только заучивать даты правления Ивана Грозного или Куликовской битвы, но и формировать более широкое видение и представления об историческом процессе, чтобы ученик, например, представлял, что в это время происходило в Китае. Я уже не говорю о том, что у каждого православного должно быть понимание, того, что история – это не просто набор фактов, а Священная История, у которой имеется начало, середина и конец. Обязательным является и культурное образование. Ученик обязательно должен быть знаком с основными произведениями литературы, музыки, живописи. Кроме того, старшая школа, 10 и 11 классы, это время сборки, когда отдельные факты, полученные ребенком, например, по истории с 4 по 9 класс собираются вместе. У меня дочка учится на 1 курсе физфака МГУ, где преподаватель с исторического факультета за год дает им сборку всей истории России. Не так как мы ее изучали: в пятом классе – XII – XIII века, в шестом – XIV-XVI, в седьмом XVI-XIX, в результате чего у ребенка нет представления об истории, а есть какие-то отдельные факты. Что-то он прочитал про Ивана Грозного, что-то про Дмитрия Донского. Историю России и мировую историю в любом случае, независимо от того, куда бы ты не готовился, надо изучать и такую практику цельного восприятия исторического процесса надо вводить в школы. Конечно, те ученики, которые готовятся в историки, должны углубленно изучать историю, те, кто готовится в химики или биологи, должны изучать соответствующие области. Но при этом собирающие исторические, географические, языковые программы конечно должны быть, и очень неплохо, если они будут собраны в предметные области. Вопрос в том, а как это будет реализовано конкретно? Кто будет эти программы читать? Кто напишет соответствующие учебники? Какая будет форма проверки, отчетности? Какие будут формы работы? Пока в проекте «Единой России» нет ответов на эти вопросы и поэтому очень страшно, что они разрушат то, что есть. Да, то что есть – плохо, менять надо, но что будет построено взамен? Мне кажется, что до разговора о каких бы то ни было реформах надо положить зарплату простому учителю не менее 50-70 тысяч в месяц. Только тогда у нас появятся более-менее адекватные учителя. Я сам тут же пойду работать в школу. У нас же учителя получают 20 тысяч, имея нагрузку по 7-8 уроков в день, огромное количество проверок домашнего задания. В таких условиях они уже просто не люди. При этом перед ними сидят «распальцованные» ученики, которые не постесняются спросить Марью Ивановну о том, где она отдыхала, и рассказать ей о своем отдыхе где-нибудь в Бангладеш. А Марья Ивановна нигде не отдыхала. Надо реально повышать статус учителя, а не просто говорить об этом. Первое что в этом направлении надо делать – это повышать зарплату, а второе – писать более-менее адекватный закон об образовании, чтобы все-таки учитель имел какие-то права. Пока он имеет только обязанности. Он не человек, он раб системы. Необходимо, чтобы учитель был человеком во всех смыслах. Чтобы он не был вынужден жесточайшим образом бороться за хлеб насущный. Это решит одну из серьезнейших проблем, потому что у нас уже в течение многих десятилетий многие люди стали учителями просто потому, что больше никем стать не смогли. Я не хочу кидать камень в огород никаких учителей, я всех учителей действительно очень уважаю. Но, к сожалению, из-за того, что реальный статус учителя, как материальный, так и социальный, крайне низок, в учителя продолжают идти те, кто не смогли пойти куда-то еще. В школе должны быть лучшие люди, так было всегда. Именно лучшие люди занимались образованием подрастающего поколения. Если поднять статус учителя, в школу придут мужчины, потому что сейчас мужчина, будучи даже педагогом по призванию, не может себя позволить пойти в школу. На зарплату учителя он просто не прокормит семью. В результате из мужчин в школе один физкультурник, может быть еще ОБЖшник из бывших военных. Только тогда все эти идеи, озвученные Единой Россией, многие из которых очень здравые, будет иметь смысл обсуждать.


Copyright © 2012-16 Здоровье и воспитание детей
  Яндекс.Метрика